(057) 727 70 90
(067) 546-53-73
(066) 332-97-99
(073) 442-39-26
(067) 573-53-83 (Viber)
з 8-30 до 21-00 (пн-сб)
Зателефонуйте мені
Укр.Рус.
Змінити мову сайту
Basket
0

А вам тоже запрещают использовать пособия "Ранок"?...

Опубліковано 23 Жовтня, 2013
А вам тоже запрещают использовать пособия "Ранок"?...

Впервые я услышала о «странных школьных проверках» в Facebook на страничке знакомой барышни. Она написала:

А в вашей школе тоже запрещают книги издательства «Ранок», устраивают обыски в портфелях, пугают детей изгнанием из школьного рая, запрещают делать цитаты из книг вышеупомянутого издательства под угрозой школьного ада»?

 
 Глава первая. Родители

Понимаю (и принимаю) склонность пользователей соцсетей к безнаказанному драматизму и бескорыстному сочинительству (творчества ради), но это сообщение, даже в сухом остатке, будоражит профессиональное любопытство. Позвонила.

Факт барышня подтвердила: «Какие-то люди проверяли портфели детей, а учитель попросила не давать в школу некоторые книги».

«На камеру» рассказать отказалась. Я в таких случаях ужасно злюсь. Бросаюсь трубками, мышками, в клинических случаях — клавиатурами. Потому что, мать вашу, хотите — бойтесь. Не задавайте вопросов, покорно выполняйте всё что скажут, живите в недоумении, не знайте собственных прав, голосуйте сердцем… пилите Шура, они золотые.

И я бы бросила тему, но сообщения о «странных школьных проверках» росли на FB-ленте, как белые грибы этой осенью:

 

*** «Кто-нибудь в курсе, что это за проверки по харьковским школам — звонят классные руководители, просят убрать из портфелей все печатные основы и тетради издательства «Ранок». Что за бред? Сначала по 200 грн сдайте, а теперь вытаскивайте из портфелей и никому не говорите»…

*** «Сегодня по просьбе перепуганных учителей писали заявление, что не возражаем против тех учебников, которые нам ввела вне программы учитель английского и даже готовы их самостоятельно закупить… Собственно, закупили давно — но главное, что мы тогда не возражали… Учителя перестраховываются. Брррр»…

*** «А я прячу дома «запрещенную литературу» по просьбе классного руководителя от проверки) Вспоминаю про войну, революцию. Пароли-явки и прочее. И еще у меня есть дельное предложение: проверке приехать и сделать очень правильный ход — выстроить всю школу на линейке, сложить в круге книги изданные до 2012 года и сжечь. Хорошо работает, доказано историей»…

*** «Правда, только в субботу в нашей школе была проверка. Учителя шепотом рассказывают, где и как выкидывали книги и словари. Народ в шоке, но покорен как обычно…»

*** «В школах Харькове сейчас идет «операция Фаренгейт». Из главка присланы списки учебников, допущенных к использованию в учебном процессе. Но вот, что интересно, все остальные учебники (например, прошлого года выпуска или авторские) не просто нельзя использовать, их не должно быть в помещениях школы вообще. Это же касается художественной и научной литературы. Нет грифа — фтопку. Например, «Кобзар» разрешен только 2013 года издания с расово верным предисловием. Остальные «Кобзари» фтопку. Проверяющие ходют и проверяют ( на них надеты каски с номером 451, наверное)…»

 

Не подписываю авторов сознательно. Потому что пять из пяти знакомых родителей отказались от публичности. Причины? Вот, например:

 

*** «Я не хочу подставлять учителей. Сегодня утром разговаривали с классным руководителем нашего младшего. Женщина переживает и по-настоящему напугана, что что-то прозвучит с экрана ТВ или появится на сайте…»

 

Это адов ад, ребята. Замкнутый круг, снежный ком и знак бесконечности. Три в одном.  
 

  

Полгода назад я почти уговорила себя войти в положение несчастных транспортников, у которых в одночасье «сломалось всё». Тётенька в красном жилете тогда сказала мне: «Ну, отказалась бы я, уволили бы к чёрту, а детей моих кто кормить стал бы? Ты? Со своим фотоаппаратом?» Признаться, я даже устыдила себя за резкие вопросы к тётеньке. Потому что никогда не водила троллейбус и не жила в общаге с двумя детьми, семью соседями и двадцатью щелями в стене. Да кто я такая вообще?

Тут я на равных. Такой же родитель: дочь — восьмиклассница. Поэтому не понимаю и никогда, наверное, не пойму этого:

 

*** «Не сильно повоюешь, когда в заложниках твой ребенок, я не рискую, мне дочкино здоровье и психика дороже».

 

И что? Двойку лишнюю поставят ребёнку? Выгонят из класса? Исключат из школы? Или (о, ужас) завалят на ВНО? Что вообще может быть хуже урока раболепства, который мы, взрослые, преподали своим же детям?

 

Глава вторая. Чиновники

Естественно, я попыталась выяснить подробности этих «непонятных проверок» у чиновников. В городском Департаменте образования меня попросили сформулировать вопросы письменно. Собственно, вот письмо от «МедиаПорта».

 

 

Ответ пришёл через два дня. Его я покажу чуть ниже. А ещё через день — случайное совпадение — у начальницы Департамента образования плановая пресс-конференция. Ну, в рамках открытости и прозрачности власти.

Прекрасный повод дополнить официальный ответ живыми вопросами и уточнениями…

 

 

Ольга Деменко со старта стала бросаться в меня «белибердой» и «глупостями». Этот «диалог» журналиста и чиновника — такая же отдельная тема для размышления, как и «молчание» родителей. Здесь — выдержки:

 

Модератор пресс-конференции Ольга Хмель внятно представила меня: «Анна Гин, агентство «МедиаПорт».

Гин: У меня вопрос о проверках учебников в харьковских школах. Многие родители недоумевают и жалуются: говорят, учителя просят не приносить определённые учебники в школу. Прятать и так далее. Что это за проверки? Расскажите, пожалуйста.

Деменко: Вы представляете газету «Вести»?

Гин: Боже упаси. «МедиаПорт» я представляю.

Деменко: Ну, «МедиаПорт» такую же, извините, белиберду, какую вы сейчас говорили, написал, я читала.

Почему мы считаем, что если чётко в Законах установлено, что в учебных учреждениях должны использоваться только учебники и методические пособия, рекомендованные или утверждённые министерством, то на это нужно плевать?

Гин:  Я не поняла про «плевать». И не поняла, почему вы обозвали мой вопрос «белибердой»?

Деменко: Потому, что вы… Прежде чем делать публикацию, я считаю, нужно…

Гин: Я ещё не делала публикацию, а только собираюсь делать. Именно поэтому задаю вам эти вопросы. Что это за проверки?

Деменко: Почему же не делали? Я читала на вашей страничке «МедиаПортА»

Гин: Мы ещё не писали об этом. Мы планируем это. Поэтому я здесь. Повторю вопрос: что за проверки? Что проверяют?

Деменко: Я объясню. Дело не в проверках. Дело в том, что духовная пища, она так же важна, как и пища для тела и для желудка. Поэтому то, на чём обучают ребёнка, должно быть узаконено. Существует законодательство. Как в медицине, как в жилищно-коммунальном хозяйстве, так и в образовании. Где чётко написано, что в учебном процессе обязательно должны быть использованы только учебники и методические пособия с грифом Министерства образования и науки У-к-р-а-и-ны.

Поэтому  ничего противозаконного никто не делал.

Гин: Я ни слова не сказала о противозаконности.

Деменко: Вы создаёте нездоровый ажиотаж вокруг того, что должно быть… Мы же цивилизованная страна.

Давайте жить по-цивилизованному. Давайте наших детей учить тому, чему мы должны их учить!

Повторяю, обучать детей на любом «что кому захочется» нельзя. Потому что мы формируем интеллект! Мы формируем нравственность! Мы формируем этику!

Если бы вы изучили вопрос, вы бы не задавали таких вопросов!

Гин: Каких ТАКИХ, Ольга Ивановна?

Деменко: Кто-то напуган, кто-то что прячет, кто-то в шоке, кто-то плачет…

Гин: Повторяю: ДА. Родители напуганы. Родители не понимают, почему им звонят учителя и просят прятать определённые учебники. Не давать в школу и прятать. Я хочу разъяснить родителям, что происходит и почему.

Деменко: Не надо! Так, как вы разъясняете, то боже сохрани, давайте я им сама разъясню!

Гин: Вот как раз именно сейчас у вас есть такая возможность

Деменко: Вот я ж и объясняю — потому что так, как вы объясняете, — это просто до смеха.

Гин: КАК я объясняю?

Деменко:  Так, что родители напуганы, дети зашуганы, все всё прячут! Кто что прячет? Кто? Что? Прячет? Каждый родитель должен понимать, что его ребенка должны кормить, лечить и учить теми средствами, которые законны. Что в этом такого?

 

«Такого» в этом совершенно ничего. И спокойный ответ чиновника в стиле «не волнуйтесь, родители, комиссия проверяла наличие министерских грифов по такой-то причине, простите что не разъяснили вам сразу» был бы вполне уместным. Но иногда форма гораздо красноречивее сути.  Моя дочь в таких случаях говорит: «Палишься, мама, палишься».

А теперь внимание, родители, вот вам официальный исчерпывающий ответ Департамента образования на все ваши вопросы. Можете распечатать на память. И впредь всякой белибердой высокое начальство просьба от работы не отвлекать.

 

 

Тем, кто ничего не понял, могу предложить объяснение уровнем выше. Министерство образования и науки Украины после публикации материала в одной из газет выдало на официальном сайте следующее: проверки школьных учебников — это «плановое изучение вопроса в регионах». Учебная программа изменилась, поэтому комплекты учебников для 1-х, 2-х и 5-х классов, изданные до 2012 года, «не рекомендованы»(!).

 

 

 

Если вопросы у вас всё ещё остались. Идём дальше. Однако будет не смешно, как обещала Ольга Ивановна.

 

Из письма Министерства науки и образования №1/9-607 (05.09.2013) в районо следует, что учебным учреждениям разрешено использовать лишь те программы, учебники и учебно-методические пособия, у которых есть чёткий гриф «утверждено» или «рекомендовано» МОН. Что касается учебников для 1-х, 2-х и 5-х классов, если они изданы до 2012 года (независимо от грифов, выданных ранее), то использоваться в учебном процессе не могут (!). Персональную ответственность за нарушение несут директора школ.

 

Думаю, если долго тасовать колоду с терминами «не рекомендую» и «не разрешаю», то, глядишь, к нормативному акту №2674 они окажутся синонимами.

 

И мой любимый абзац письма: «Просим эту информацию донести до ведома руководителей, учителей, родителей и учеников…»

 

 

Глава третья. Издатели

Удивительное совпадение. В этом учебном году несколько изменились позиции игроков на рынке издания учебной литературы. Вот некоторые цифры (информация «Зеркало недели»): «Издательский дом «Освіта» в прошлом учебном году издавал 9 позиций, в этом — 29. «Генеза» — 17 и 27 соответственно. А, к примеру, «Учебная книга — Богдан» в прошлом году (1–2 классы) — 23 позиции, в этом — 0.

 

О проблемах издательств мы писали ещё год назад. Сегодня директор «Ранка» Виктор Круглов говорит: ситуация не поменялась. Круглов вообще очень вежливый и дипломатичный человек. Он вроде бы называет вещи своими именами, но как-то мягко.

 

 

Виктор Владимирович, вы случайно с Министерством образования не поссорились?

Нет-нет, что вы. Я вообще не люблю сориться. А в министерстве, там очень много хороших людей работает.

Слово «Ранок» в последнее время часто слышно. Вы знаете, в каком контексте?

Знаю. Слышал тоже. О проверках, о том, что «Ранок» нельзя…

Что скажете?

Я не очень понимаю ситуацию. У нас около 700 наименований книг, которые рекомендованы или одобрены министерством. Гриф же даётся на пять лет. Потом, правда, нужно по новой всё согласовывать… Но у нас есть и свежее совсем. Вот, смотрите, «Сходинки до інформатики» в этом году этот учебник выиграл конкурс и был опубликован за счёт государства.

 

 

А у вас на всю продукцию есть грифы министерства?

Нет, конечно. Вот «Кобзарь» Шевченко. На нём грифа нет. Я знаю, комиссия, которая проверяет, она хочет, чтобы абсолютно вся литература, которая используется в школе, была с грифом министерства. Это по закону, я понимаю. Но если не отключать здравый смысл, то скажите мне, пожалуйста, зачем на «Кобзаря» вешать гриф?

Или, допустим, мы издаём Конституцию Украины. Она используется в курсе по правоведению. То есть, получается, если Конституция Украины без грифа Минобраза, то её нельзя использовать в школе?

Или вот, смотрите, — «умная закладка». Она по правилам тоже должна быть одобрена или рекомендована министерством.

 

 

И вы должны отправить эту закладку на согласование?

По существующему положению всё, что используется в школах, должно иметь гриф Министерства образования. Всё, что используется в учебном процессе. С одной стороны, это правильно. Что касается учебников, я не спорю. Но, много дополнительной литературы, пособий, которые ребёнок использует. Если я начну согласовывать каждую пропись, то эти процессы затянутся на годы.

Вот у нас словарь вышел с интерактивной версией для устройств. Можно скачать прямо из книги в айфон. Пока я получу гриф на это, то три поколения айфонов сменится.

 

 

Вообще процедура получения министерского одобрения сколько длится?

Раньше это были месяцы. Теперь годы.

Годы?! Вы настолько сырой материал отправляете?

Нет, конечно. Создать книгу — как фильм снять. Сначала мы находим автора, который способен написать учебник или пособие. Автор долго и вдумчиво пишет, потом приносит рукопись. Рукопись должна соответствовать куче параметров. Потом эту рукопись смотрят рецензенты, редакторы. Психолог смотрит, чтобы там цвета и формы соответствовали возрасту. Учитывается всё до мелочей. Учебники, кроме того, должны соответствовать программе, ГОСТам, санитарным нормам. Гостируется же всё, даже размер шрифта. Когда макет книги подготовлен, он отправляется в Министерство образования.

А там что происходит?

Там тоже собирается комиссия специалистов, которая рассматривает макет.

Если у них есть замечания, то они пишут нам их, отправляют макет на доработку. Мы получаем письмо с рекомендациями к доработке, если согласны — меняем что-то. Если нет, пишем свои аргументы. Снова отправляем. Там снова что-то смотрят и пишут. И так эта переписка может длиться годами. Пока комиссия не выносит решение об одобрении.

А почему раньше это занимало месяцы, а теперь годы?

Это не ко мне вопрос, я не понимаю. Может быть, нам бы и отказали по какой-то причине. Но «Ранок» больше 16 лет работает на этом рынке. У нас действительно колоссальный опыт. Нам просто так не откажешь. Нужны аргументы. Может быть, поэтому процесс просто растягивается. Но я ничего не утверждаю, у меня нет доказательств. Только ощущение.

Ощущение, что вас вытесняют с рынка?

Только ощущение.

Сколько книг «зависло» в ожидании грифа?

Много. Несколько десятков. Хороших книг… Но мы их печатаем для России, Казахстана. Там они пользуются популярностью.

А там вы не должны получить гриф или рекомендацию?

Там процедура утверждения проще. Есть сп